• Главная
  • Блог
  • От мусора – к экологическому сознанию через искусство

От мусора – к экологическому сознанию через искусство

Нина Никифорова,

художник, организатор галереи «Белая Лошадь» в Геленджике,

лауреат Национальной премии Франции «Terre de Femmes – 2011», автор книги

«Крутой поворот, или прививка от старости»

«Ну как увлекательно рассказать о том, что тебе особенно дорого, да так, чтобы не перелистнул читатель страницу на  втором абзаце повествования?! «Думай, Нина, думай, ведь не зря же ты носишь псевдоним Белая Лошадь, символ мудрости, благородства, высокого интеллекта?!» — такой внутренний диалог я веду, рассказывая о главном в своей жизни.

 Как это я, имея медицинское образование и тридцатилетний опыт врача, в пятьдесят лет стала художником?

Как я открыла  собственную художественную галерею и даже создала своё направление в искусстве?

Почему мою галерею называют уникальной? И что мне не дает возможности жить в курортном городе, на берегу теплого моря со вкусом, не спеша,  просто с удовольствием? Ведь я могу позволить себе довольствоваться тем, что уже создано. Ключевые позиции в соответствии с известной пирамидой Маслоу достигнуты.  Признание зрителей моего творчества, престижные награды, покупатели картин, — всё это у меня есть.

Давайте знакомиться с теми, кто впервые открыл мой сайт.

Меня зовут Нина Никифорова.  Я художник, организатор и владелица художественной галереи «Белая Лошадь» в курортном городе Геленджике. До пятидесяти лет была успешным врачом, жила вполне понятной, благополучной и предсказуемой жизнью. Но автомобильная авария перевернула всю мою жизнь с ног на голову. Сначала перевернулась буквально,   «затормозила» головой об асфальт, повредила позвоночник в шейном отделе. Моя предшествующая многолетняя врачебная практика помогла не погибнуть и не превратиться в овощ, что нередко случается с людьми при таких травмах. Затем последовала реабилитация длиной в полгода.   Тело медленно восстанавливалось, но ментально всё только началось. Я опускаю   подробности сложной посттравматической трансформации и скажу лишь об её последствиях. Врачом после выписки я проработала всего лишь один день. Непреодолимое желание творить что-либо руками, которое появилось во время моей реабилитации, привело к тому, что я создала целую коллекцию работ, с которыми успешно дебютировала в роли художника в галерее «АРТ- Вертикаль» в Новороссийске, а спустя три недели открыла собственную галерею и назвала её «Белая Лошадь».

Это было четырнадцать лет назад. Сегодня я спокойно называю себя художником. Но  первые шаги в новой жизни помню, как будто это случилось вчера.  Ощущение, которое испытывала тогда, было примерно такое, как у рыбы, которую стихия выбросила на берег.  Вроде бы и живая, но смогу ли снова вернуться в воду? Подхватит ли меня спасительная волна, вернёт ли к жизни?

 Да, подхватила волна, отправила снова в стихию, но совсем другую, совершенно неведомую.

Сегодня я уже не «сокращаюсь» в тайных конвульсиях от того, что чувствую себя самозванкой, как будто в чужой костюм влезла или заняла чьё-то законное место в жизни. Заросла моя медицинская стезя, и в новой жизни я живу уверенно, как будто и не было предыдущих пятидесяти лет.

Теперь могу сказать, что моя жизнь в роли художника вполне сложилась. Своя галерея с выставочным пространством площадью порядка 600 квадратных метров, хорошо оборудованная мастерская. Посетители приходят в галерею, чтобы посмотреть на мои работы и платят за это деньги. Приходят, несмотря на то, что она находится в удалённом от туристических потоков месте маленького курортного города; что цена входного билета в галерею не ниже, а порой и выше, чем в известных современных престижных выставочных пространствах; что практически отсутствует обычная реклама, за исключением «сарафанного радио» и интернета, по сути, то же  радио в цифровом формате, тем не менее, «Белая Лошадь» живёт и даже развивается!

Почему?

Боюсь показаться человеком «не в себе», но всё же выскажу свою версию. «Трансформация» из врачей в художники произошла после аварии. Я создала и продолжаю творить свои работы из материалов, которые люди традиционно считают мусором и миллионами тонн в сутки обрушивают на Землю. Я не могу позволить себе писать картины маслом или творить из природного материала, хотя считаю, что это очень круто. Образы и сюжеты, созданные из пластика, упаковок, старых вещей, оживают и становятся для меня родными. Я общаюсь с ними, вкладывая любовь, и неизменно получаю обратную связь. Именно это и привлекает зрителя. Я не могу расслабиться, сбавить темп, я пропадаю в мастерской по десять часов в день, хотя меня никто не заставляет и не контролирует.  Я создаю свои работы на  одном дыхании, ничего не переделывая, с полным ощущением, того, что со мной вместе творит кто-то, воплощая моими руками свой замысел, давая новую жизнь уже никому не нужным вторичным материалам. Свои работы я создаю по каким-то странным технологиям. Они приходят ко мне легко, без напряга, как будто их  мне кто-то диктует. И, несмотря на отсутствие  художественного образования, с самой первой выставки вижу, что мои работы удивляют зрителя. «Я такого никогда не видел(а)», «не ожидал (а)», «поражён(а)», — это самые частые высказывания, которые я слышу от посетителей.

 «Наверное, флэшку поменял кто-то во время аварии», — отшучиваюсь я, отвечая на частые вопросы о том, как вообще такое возможно. Что это? Разве не эзотерика? Художники учатся годами, идут к успеху десятилетиями и далеко не все к нему не приходят. А у меня, самозванки, получается! Почему, зачем, кому всё это надо? Почему именно я? Эзотерика, да и только. Вроде бы идёт всё, как нельзя лучше, что ещё надо? Но я всё же я сформулировала для себя ответы.  Потому, что без них невозможно жить, как невозможно идти по болоту  в тумане, не зная направления. Угодить можно куда угодно, да и сгинуть вовсе —  легко и просто. Вот тут и начинается самая сложная часть моего повествования. Рискну составить представление о том, что не даёт мне покоя.

Мы многого не знаем о мире, в котором живём, но знаем точно, что он дуален.

Белое и чёрное; горячее и холодное; сильное и слабое; живое и мертвое, видимое и не видимое.  И так далее. В не видимом, на мой взгляд, кроется объяснение тому, что со мной происходит.

Со стороны жизни, не проявленной в физическом мире, вероятно, гораздо понятнее то, о чем современные люди либо совсем не задумываются, либо думают вскользь и поверхностно. Например, о том, как варварски люди обращаются с Землёй, как превратили  своё короткое пребывание на Земле в гонки и соревнования за то, у кого больше, круче дороже…  неважно что: одежда, дома, яхты, машины самолёты, телефоны. Эти гонки привели к  огромному потреблению ресурсов Земли, которые она накапливала миллионами лет. Качаем из недр газ, нефть, уничтожаем лес. И всё это направлено, в основном, на безумное потребление  товаров и услуг. А Землю в ответ мы покрываем бесчисленными свалками, занимая всё больше природных территорий.

Пробиться к сознанию подавляющего большинства людей, которое захламлено стереотипами, рекламами по ТВ, низкопробными фильмами, компьютерными играми, крайне сложно. Нужны особые средства. Фильмы, лекции, семинары, плакаты всё это есть. Это правильно и необходимо. Но, если воздействовать на эмоциональную сферу людей, можно донести свою мысль более эффективно. Мой многолетний опыт выставочной и экскурсионной практики наглядно подтверждает, что именно через эмоции можно и нужно менять отношение людей к экологии, природе, желанию участвовать в решении экологической проблемы и необходимости разумного потребления.  Мои картины, скульптуры, архитектурные формы влияют на людей эмоционально. Культурный шок проживают практически все посетители галереи. Испытано, проверено и подтверждено многократно.

В уютном выставочном пространстве галереи, в сопровождении специально написанной к проекту музыки и неспешный рассказ экскурсовода ненавязчиво подводят посетителей к мыслям, ранее не возникавшим. Например, большинство из них  не  замечали  и не задумывались о том, сколько мусора ежедневно отправляют в контейнеры. Неизменный восторг зрителей вызывает вид роскошных работ, которые выполнены из тех отходов, которые большинство отправляют на свалки. Особая категория – это дети. Какое счастье наблюдать, как живо реагируют они на мои работы. Вопросы, комментарии, собственные рассказы на тему природы и экологии не надо стимулировать, поскольку дети сами живо включаются в диалог. Высказывание о том, что появилось желание постичь вид творчества с применением отходов, я слышим регулярно и от  детей, и от взрослых.

Все странности, которые произошли со мной после аварии, я могу объяснить только тем, что через меня не видимый, но абсолютно реальный мир пытается донести до нас, живущих в проявленном мире и бездумно разрушающих Землю, мысль о том, что так жить нельзя,  недопустимо. Именно поэтому была авария в моей жизни, и поэтому кто-то наделил меня способностью, которую часто называют талантом, создавать произведения из вторичных материалов (слово «мусор» в этом контексте вызывает во мне отторжение).

 Мои работы волнуют людей и пробуждают у них ответственное экологическое сознание. У меня такое ощущение, что кто-то мне постоянно помогает, и даже принимает решения за меня. А я, оказавшись в этой ситуации, удивляюсь тому, как такое вообще могло произойти со мной. Пока всё складывается удачно и правильно.

Но этот же не видимый мир мне внушает мысль о том, что если всё получается локально, значит должно получиться масштабно. Страна у нас огромная. Работы в области формирования экологического сознания людей – поле не паханное. А моя галерея  — это даже не капля  в море, это крохотная песчинка. «Надо масштабироваться», — транслирует мне неугомонный не видимый мир.

Вот тут я и встречаю серьёзные препятствия в реальном мире.

О них тоже надо рассказать.

Предубеждения и стереотипы – это мощные «тормоза», препятствующие быть галерее «Белая Лошадь» более посещаемой. Слово «мусор» в сознании обычных людей ассоциируется с безобразными свалками, дурным запахом, крысами, бомжами, нищетой и преступностью. Поэтому мысль о том, что идти на мусор смотреть, да ещё за деньги, останавливает многих.

Обычные свалки и у меня ничего кроме брезгливости и досады не вызывают. Но мой  материал для творчества не имеет ничего общего с подобной мерзостью. Я работаю только с идеально чистыми и сортированными отходами – это мой главный принцип. Но как донести этот факт до людей без серьёзной поддержки СМИ, телевидения – не знаю. Нас спасает и поддерживает «сарафанное» радио, но не настолько, чтобы могли самостоятельно и широко вести просветительскую работу.

У нас есть франшиза и уже сейчас  мы можем масштабировать проект. Но, оказалось, что желающие её купить, как правило, не имеют подходящих помещений под выставочный зал. Арендованное помещение  станет причиной неудачи социально ориентированного проекта.  Пока у меня нет ни учеников, ни последователей. Я понимаю, что так не должно быть, поэтому Попытки открыть онлайн школу моего искусства, которая  имеет название «Waste Magic Art»  или «Отходы Магия Искусство», пока к успеху не привели.  

Кому-то может показаться прожектёрством мой метод формирования ответственного экологического сознания через искусство. Наша страна буквально тонет в мусорных свалках. Всё чаще в регионах разгораются мусорные протесты, и даже войны. Вывозить в малообитаемые регионы отходы и там их захоранивать – плохо. Ни один регион добровольно не хочет принимать у себя чужие отходы.  Переработка мусора – дорого, сжигать – опасно. Где же выход?

На мой взгляд, ответ лежит на поверхности. Простая, мудрая поговорка о том, что чисто не там, где убирают, а где не мусорят – это прекрасная подсказка нам всем. Я с тоской наблюдаю за тем, как пытаются поддерживать чистоту муниципальные и региональные власти. Рабочие ходят вдоль обочин дорог в специальной одежде с пластиковыми мешками и собирают мусор, который выбрасывают люди из машин. Одни выбрасывают – другие собирают. А там, где не собирают, всего в паре метров от обочин дорог – полнейший жуткий трэш!  Нелепейшая картина, полное соответствие  басне Крылова, «Мартышкин труд». Помните? Но мартышка хотя бы не истощала муниципальный бюджет! Без зарплаты и униформы тащила свой чурбан, надеясь на похвалу.

Призывы вдоль трасс типа: «Водитель, соблюдай чистоту на дорогах» — бесполезная декорация, которая тоже стоит денег.

Начинать надо с воспитания культуры отношения к земным ресурсам и отходам жизнедеятельности человека. Это основа, тот первый кирпичик, на котором базируется процесс первичной сортировки, сбора и дальнейшей переработки вторичных материалов. От уровня культуры граждан зависит состояние и жизнеспособность всей технологической цепочки обращения с отходами цивилизации. 

К сожалению, серьёзных и цельных программ, направленных на воспитание хранителей Земли, как не было, так и нет. То, что мы предлагаем, это  не программа, но один из инновационных методов, который ещё  в 2011 году  первыми признали американцы, потом французы, потом шведы. Мы получали финансовую поддержку от благотворительных фондов этих стран. Они поддерживали нас для того, чтобы познакомить и распространить наш метод в их странах.  А в России нас вообще не слышат и не замечают, сколько бы мы не обращались и не участвовали в федеральных и краевых грантовых конкурсах. Прошли годы, экологическая проблема в нашей стране резко обострилась. Площадь, сравнимую с территорией двух Израилей, мы, россияне, уже покрыли мусором у себя в стране, и это только по официальным данным. Но никто не учитывал площадь стихийных свалок!

Неужели и теперь в России  не найдётся здравомыслящих людей, которые осознают важность всестороннего решения сложнейшей экологической проблемы и возьмут ситуацию под контроль! Ведь есть же опыт экологически благополучных стран, где с трехлетнего возраста детям прививают культуру бережного отношения к природе, к чистоте и сортировке отходов! Я не склонна окрашивать всё в чёрный цвет. У нас в стране появились подвижки в сторону экологического воспитания. Но пока не появится выверенная система, заметных сдвигов ждать те стоит. Конечно, экологическую проблему необходимо решать разными методами, в которых я не специалист, но уверена в том, что приоритетным направлением решения экологической проблемы должно быть просветительское и воспитательное. Должна быть цельная программа экологического воспитания для детей и подростков. Иначе мартышкин труд  будет в почёте, свалок не станет меньше, а мы, россияне, как неполноценные, будем с завистью кивать на чистенькую ухоженную Европу, как на что-то недосягаемое.

Расскажу лишь одну маленькую историю, которая демонстрирует эффективность использования средств искусства для экологического воспитания.

Однажды пригласили меня в интернат для участия в дне защиты Черного моря.

В актовом зале собрали порядка восьмидесяти детей от восьми до четырнадцати лет. Возбуждённую детскую публику с трудом  успокоили, чтобы начать лекцию по экологии.

Первым выступал штатный и хорошо подготовленный лектор. Много важной информации, терминов, цифр, фактов, графики и диаграмм на слайдах –  бесспорно интересная и важная информация. Но интернатский народ  её почти не воспринимал. Смешки, дёргание за косички, записочки, самолётики и шёпот – в общем, весь набор детского неповиновения был налицо. Педагоги, нервничая, безуспешно пытались приструнить воспитанников. Это продолжалось на протяжении всего выступления лектора. Потом вышла я с двумя своими картинами. Попросила  двух мальчишек, самых активных нарушителей порядка в зале, помочь мне. Диалог с залом я начала сразу, используя свои работы. Я рассказала о том, как однажды пришла на берег моря, неподалёку от моего дома и увидела огромного мёртвого дельфина, который запутался в рыболовных сетях и погиб. Это была реальная история, которая волнует меня всякий раз, когда о ней вспоминаю. Я рассказала детям о том, как пошла домой, взяла ножницы, вернулась на берег, чтобы освободить мёртвого дельфина. Оттащила подальше от берега сеть, часть из которой использовала в представленной картине.  И тут же спросила у детей, зачем я так поступила? Ведь дельфину уже было не помочь? Началось живое обсуждение. И вместе мы пришли к выводу, что поступили очень правильно. Ведь сеть снова могла попасть в море и погубить его обитателей. На моей работе под названием «Берегиня» морская сеть выглядит вполне безобидно. Дети с интересом разглядывали картину, живо обсуждали мою историю и вспоминали свои.

Опуская не менее эмоциональную вторую часть нашей встречи с обсуждением второй картины, скажу лишь о том, что после лекции провела с детьми мастер-класс. Оказалось, что несколько ребят  побывали у меня в галерее на экскурсии пару лет назад. Тогда они узнали о том, что птицы на берегах водоёмов массово погибают от пластиковых бутылочных крышек, потому что проглатывают их, принимая за корм. Дети показали мне целый музей, который создали под влиянием экскурсии с  мастер-классом в мою галерею. Всего одна экскурсия, один рассказ, одно произведение, а сознание детей глубоко и качественно включилось в экологическую проблему.

Я не говорю о том, что лекции с цифрами и фактами не нужны вовсе, но когда удаётся затронуть эмоции ребёнка, да и взрослого – результат бывает гораздо эффективнее, и он более стойкий.

Пора подытожить сказанное выше.

Жила я до пятидесяти лет, не ведая о том, что ждёт меня совсем другая жизнь, которая стала абсолютной реальностью. Теперешнюю свою миссию я осознаю так же, как и любой школьник усвоил, сколько будет два помножить на два. Хоть в три часа ночи разбудите меня – и я разложу свою миссию на четыре  «П».

Итак, первое «П»:

мне следует преображать отходы в красоту. То есть создавать эстетичные, философские произведения с добрым, волнующим людей посылом.

Второе «П»:

показывать свои работы людям.

Третье «П»:

поражать воображение зрителя этими работами.

 И четвёртое «П»:

приобщать их к созданному мной направлению «Отходы Магия Искусство». То есть множить число художников, работающих в стиле «Waste Magic Art».

Остаётся лишь объяснить, почему именно меня выбрал невидимый мир для этой миссии и почему я не могу жить спокойно, довольствуясь тем, что у меня есть.

 Наверное, мой упёртый характер важен для этой очень не простой миссии. И мой «обнажённый нерв», который неизменно отзывается болью, когда узнаю, вижу или читаю о жестоком обращении с Землёй и природой. Наверное, и руки  мои, в прошлом руки хирурга, которые способны выполнять тонкие операции, тоже учитывались.

Вот так живу и не могу однозначно ответить на один вопрос: Моя теперешняя жизнь – это награда или наказание?

Ведь прошлая жизнь врача была гораздо проще, предсказуемее и понятнее.

 А как вы думаете, друзья?

Enjoy the best things to see in Gelendzhik with a plan including Gallery Belaya Loshad

Присоединяйтесь к нам в соцсетях: